Интервью с Евгением Фурманом

Основной принцип Альфа Гравити – исполнять движения так медленно, насколько это возможно. Женя Фурман считает, что это единственное ограничение, которое может существовать в тренировках, остальные решения принимает сам практикующий. В новом интервью мы поговорили о сторонах и гранях Альфа Гравити, о роли гравитационных практик в реабилитации, о знаменитом «эффекте 120%» и о том, почему нужно перейти порог боли, чтобы ощутить удовольствие. Присоединяйтесь!
Владимир Курсов
Основатель «Первой школы Альфа Гравити» в Москве
— Мы продолжаем серию интервью с тренерами и основателями движения Альфа Гравити в Одессе для проекта alfagravity.guru., и сегодня мы в гостях у Евгения Фурмана. Женя, привет.

— Привет.

— Расскажи, пожалуйста, где ты познакомился с Альфа Гравити, кто был твоим первым тренером?


— Познакомился я с Альфа Гравити... Первое мое занятие было в октябре 2013 года. Я пришел на занятие, обычное утреннее занятие к Езерскому Владимиру, и он показал, как они занимаются, и я попробовал заниматься, и с тех пор я не перестаю, продолжаю заниматься, причем активно развиваю это направление.

— А что тебе больше всего понравилось в направлении Альфа Гравити?


— Мне в Альфа Гравити больше всего нравится то, что это инструмент очень разносторонний и многогранный. Ее можно использовать как для развития тела, так и для большего ощущения себя, как практика замедления. Каждый момент мы способны чувствовать свое тело. И для меня основной интерес в Альфа Гравити в том, чтобы делать эту практику очень медленно, настолько медленно, чтобы успевать осознавать, как переходит внимание, как переходит ощущение в самом теле, потому что это может быть просто яркая вспышка, но если всматриваться внимательно и делать это замедленно, тогда можно видеть, как солнце встает, угасает, переходит во что-то другое, происходит смена событий. Для меня вот это одно из самых интересных, это практика замедления и ощущение себя в движении.

— А расскажи еще про эту твою интересную фишку, 120%? Это действительно такая вещь, которая у тебя проходит прямо такой красной линией, и те люди, которые у тебя занимались, они вот это запоминают, и это такая яркая как раз вспышка, про которую ты говоришь.


— Да. Но это правило такое, что я его заметил тогда, когда через полгода уже собрал свой комплект и начал заниматься самостоятельно. Я занимался на побережье и заметил: как только появляется зритель либо видеокамера, тут же появляются откуда-то дополнительные силы, и ты прогибаешься глубже, делаешь сильнее, вибрация в теле больше. У меня в воскресенье проходил тренинг небольшой в городе, по-старому это Ильичевск, по-новому это Черноморск, там еще раз очень яркая у меня была возможность продемонстрировать одной девушке, которая приходит ко мне и занимается индивидуально, как работает это правило. Она два раза в неделю занимается. У нее один формат. И тут на это мероприятие она такой мастер-класс дала. Все лежали просто с открытыми ртами и смотрели, до чего у нее это гениально получается, насколько плавные и перетекающие движения, насколько сильно она отдавалась этой практике, что даже я обратил на это ее внимание: «Посмотри, как ты прекрасна в этом движении». Насколько у нее появилось больше эффективности, насколько все это лучше она сделала.

— Основной твоей фишкой, помимо истории со 120%, является такой элемент Альфа Гравити, как Дыба, и именно вот в этом элементе, мне кажется, ты лучше всех, потому что не во всех студиях, куда приходишь заниматься, это есть. И то, что ты сам делаешь, и то, что ты заставляешь делать других — впечатляет. Скажи, почему ты внимание уделяешь именно этой штуке?

— Для меня растяжка для ног — это самый интересный элемент из Альфа Гравити. Почему? Там вот этот момент, когда мы разрабатываем тазобедренный сустав и когда напрягаются эти удивительные мышцы, внутренняя поверхность бедра, вот эти вот мало где вообще можно так хорошо проработать. И там совершенно новые ощущения. Там совсем другое удовольствие. И есть порог невыносимой боли, а потом появляется сладкое удовольствие, этот порог нужно пройти, и кто его проходит, они так же с любовью воспринимают эту растяжку по центру удовольствия.

— Они его проходят, а потом еще иногда и плачут. Помнишь, на тренинге?

— Они плачут, смеются.

Для меня основной интерес в Альфа Гравити в том, чтобы делать эту практику очень медленно, настолько медленно, чтобы успевать осознавать, как переходит внимание, как переходит ощущение в самом теле.
— У людей вырывается такое количество эмоций, и происходят какие-то непонятные метаморфозы. За этим интересно наблюдать, чувствовать это тоже в своем роде довольно-таки интересно. Следующий вопрос. Что ты думаешь по поводу перспектив развития направления Альфа Гравити? Как ты видишь это сам? И как ты считаешь, что это будет собой представлять через пятьдесять лет, в такой перспективе?

— Я верю, я убежден, что Альфа Гравити за этот промежуток догонит как минимум йогу по востребованности.

— Смелое заявление.

— Да, но я в это очень верю.

— Там тысячи лет, а у нас еще всего лишь навсего десяти даже нет.

— Да, но если говорить за годы такой активности, это три года, да, но с той скоростью, с которой за эти три года Альфа Гравити развилась, она по развитию обгоняет даже Pole dance, который тоже ворвался, еще лет пять [назад] мало кто о нем знал, сегодня это уже всем известное направление, по которому проходят соревнования, у этого направления большое количество поклонников. Альфа Гравити, мне кажется, еще быстрее будет развиваться. Альфа Гравити в своем роде уникальна в том, что она подходит для очень широкого спектра населения , потому что, как я описывал в методичке, есть, по моему пониманию, есть Альфа Гравити для спортсменов, для тех, кто стремится достигнуть повышенных результатов, и они готовы к травмам. Есть направление Альфа Гравити Health, то есть для тех людей, кто заинтересован в сохранении и развитии здоровья. Отличия между этими направлениями очень важные, и их на самом деле больше, чем нам кажется. Для спорта характерна боль очень сильная, травмы неминуемые, а в направлении здоровья травм мы стараемся больше избежать, то есть лучше мы не дотянем что-то, чем травмируем. Направление Р — это направление реабилитации, то есть Альфа Гравити очень хорошо подходит для реабилитации. У меня есть несколько моих знакомых людей, которые занимаются, вот это их сфера деятельности, реабилитация, и они Альфа Гравити там применяют. Результаты ошеломляющие, и потенциал развития в совмещении Альфа Гравити и реабилитации я вижу очень большой, вплоть до того, что мы это повезем на какие-то съезды международные, где сможем продемонстрировать уже имеющиеся фотографии, с уже готовыми результатами.

— Кстати, на эту тему. Ты знаком с Катрин Терес?


— Заочно.

— Но ты знаешь, что она недавно ходила к доктору, у нее был компрессионный перелом позвоночника. Она Альфа Гравити с 2014 года занимается, и у нее просто вообще ошеломляющие результаты. Она приходила к доктору. Они сравнивали снимки ее сразу после аварии, и те, которые сейчас есть. У нее полное восстановление после травмы произошло. То есть вот это направление реабилитации действительно такое отдельное, перспективное. Кстати, вернемся к вопросу безопасности в спорте. Какие основные моменты нужно знать и для себя контролировать, и отражать, в первую очередь для тех, кто занимается, во вторую очередь для тренеров, чтобы избежать травмоопасности?

— Прежде всего, как инструктора, так и пользователи инструмента Альфа Гравити напрочь игнорируют рекомендации Езерского, потому что это он правило принес о том, что все движения должны выполнять плавно, и при соблюдении этой плавности мы избегаем травмоопасности. Он всегда на этом акцентировал внимание, и я на своем опыте еще больше этому внимание уделил и обратил, что первое — это не только мы избегаем травмоопасности, а второе — мы открываем для себя целый отдельный огромный мир ощущений, что при соблюдении этой плавности мы способны наблюдать за своим телом, потому что это очень важно. Я всегда привожу пример (автомобилисты меня поймут) о том, что когда мы едем с допустимой скоростью, 60,70 [км/ч], мы успеваем заметить и собачку, и человека. Если мы на этом промежутке несемся со скоростью 120-150 [км/ч], у нас нет шансов, мы в воле случая. Точно так же и здесь. Когда человек делает слишком быстрое движение, он уже не управляет своим телом и, что я в очередной раз наблюдал, травмируется.
Я убежден, что Альфа Гравити догонит йогу по востребованности.
— Следующий вопрос. Скажи мне, пожалуйста, как ты считаешь, с точки зрения развития Альфа Гравити как бизнеса, насколько это быстро растущий рынок? Какие есть рекомендации для тех людей, которые хотели бы заняться Альфа Гравити не просто как увлечением или спортом, или реабилитацией, а для тех людей, которые сейчас видят и понимают, что в Альфа Гравити есть потенциал для развития собственного бизнеса? Как вариант, открытие студий и многого другого.

— Я уверен, что это может быть как бизнес, но тогда нужно учесть, что… То есть в чем бизнес? Может быть несколько путей развития. Первое — это могут быть индивидуальные занятия, где цена, естественно, выше, но это вполне ожидаемо, потому что ведь здесь в данном случае индивидуальный подбор. А если мы говорим о направлении, где есть массовые занятия плюс три, четыре, пять, восемь человек занимается, то это возможно в направлении укороченной версии, либо пошагово, то есть движения людям будут давать пошагово. Прежде всего эти движения должны быть безопасные. Это укороченная версия в четырех точках, к примеру, где человек сводит лопатки, тянется по диагонали, сводит колени и локти, может какие-то делать полуперевороты, то есть те движения, которые абсолютно безопасны даже с протрузиями, грыжами.

— Это групповые такие занятия?

— Да, вот в таком формате. Выход на ноги — это все должно быть по очереди, постепенно. Есть же на самом деле еще куча движений на полу, где мы, например, на две точки, только за пальцы держимся. Да, только на пальцах, либо на животе, либо можем висеть. Там широкий спектр движений. На самом деле многие о них не знают.

— То есть есть возможность разработать программу для групповых занятий?


— Да, есть возможность. Это движение, например, мы можем делать точно так же, сидя на полу либо лежа на животе, за две точки, то есть мы не будем цеплять за ноги, не будем делать гиперпрогиб, который не безопасен, не для всех, но для определенной группы. Здесь у нас, получается, человека можно за ноги подтянуть чуть-чуть дальше, но у него нагрузка на позвоночник меньше, ему можно выполнять практически те же самые упражнения. Можно так же подтягиваться наверх, можно так же пробовать провернуть лопатки. Просто это будет другой подбор упражнений. Сейчас я работаю над созданием обучающего материала, который думаю, что будет общедоступен, где показываю, на что нужно акцентировать внимание во время самих занятий. Например, очень простое движение: сводим лопатки вместе. Большинство его просто игнорируют. 95% просто игнорирует движение. А Владимир однажды на обучении сказал, что это одно из базовых упражнений. То есть на самом деле нужно почувствовать, как мы сводим эти лопатки. Там много чего нужно расслабить, прежде чем у нас это получится. Но это в направлении с замедлением и обострением чувствительности, как мы ощущаем свое тело. Я часто ссылаюсь на Владимира, потому что он проводил некоторое время назад обучающие встречи, и когда они были доступны, я их посещал и к этому много чего добавил своего, какого-то авторского своего подхода, своего понимания.
Ты осваиваешь эту гамму и палитру ощущений, ты способен, как яркость, увеличивать, уменьшать ощущения.
ей— Один очень важный вопрос, который меня интересует.Что для тебя философия Альфа Гравити, в чем она выражена и какие идеи мы должны при помощи Альфа Гравити доносить до людей, которые ей занимаются?

— Я объединю ответ. Ты говорил о том, какой потенциал развития, сравнил Альфа Гравити с йогой. Я хочу сказать, что Альфа Гравити — это такая практика, где, в общем-то, руль остается у человека, который висит, который занимается. В йоге много чего уже сформировано, и ты опять же повторяешь и ищешь в этом какое-то свое удовольствие, если можешь найти, но опять же движения уже определены, и ты двигаешься по назначенному маршруту. В Альфа Гравити руль остается у тебя, то есть ты можешь делать все, что ты захочешь, в любой последовательности, но безопасно делать — это все-таки замедленно. И в этом очень большой интерес, что, делая медленно, ты осваиваешь эту гамму и палитру ощущений, ты способен, как яркость, увеличивать, уменьшать ощущения. Они могут быть ярче, значительно сильнее либо более изящные и более тонкие, уходить в полутона смешанными ощущениями в различных частях тела. То есть в этом есть своя уникальность, что руль остается у тебя, ты в какой-то степени над землей. Даже если ты остаешься на земле, где-то соприкасаясь, все равно это совершенно другие ощущения.

— И яркие эмоции сопровождают. Все мы знаем этот дофаминово-эндорфиновый эффект, коктейль, который возникает в теле, в сознании. Это отдельная штука, и это определенным образом влияет на сознание и позволяет ему меняться и расширяет те же рамки. И последний вопрос. Скажи, пожалуйста (тут уже вопрос больше про личное), как ты считаешь, какой твой самый большой талант и самый большой порок, и как ты с этим уживаешься, и помогает ли тебе Альфа Гравити как-то жить со своими талантами или пороками?

— Талант? Я через Альфа Гравити для себя открыл канал работы в направлении телесности. У меня были внутренние некоторые ограничения, которые мне мешали взаимодействовать с людьми в тактильном, в телесном контакте. То есть некоторые моменты, даже просто обнять какого-то человека — было чуждо. И в этом мне Альфа Гравити очень сильно помогла. Занимаясь с людьми, я этот барьер преодолел. Для меня прикоснуться, отдавая тепло… не стало
каким-то барьером. Для меня даже не обязательно, чтобы этот человек был для меня каким-то более близким, но я способен сделать первый шаг, даже тактильно, как в той песне: «От улыбки станет мир добрей». То есть я улыбнулся первым, человек присмотрелся, видит, что никакой враждебности нет, и он отвечает взаимностью. Вот это вот я смог преодолеть. Какой мой порок?

— Пороки, пороки. Вот он самый такой неудобный вопрос.

— Смотря что мы называем пороком.

— Что мы называем пороком? Это такая твоя черта, которую ты считаешь не очень хорошей и которая, условно, мешает тебе развиваться. Это, как в магните: есть плюс и есть минус. Про плюсы понятно. Тут вопрос про минусы. У нас у всех они есть. Я понимаю, он такой тяжелый, можно так сразу не ответить.

— Наверное, это какое-то одновременно противоречивое желание. То есть у меня, как и у всех, есть внутренний диалог, и я много времени, бывает, задерживаюсь в этом диалоге. Если бы человек решительный, он бы взял… То есть, с одной стороны, я готов бежать. С другой стороны, вторая часть меня тормозит, показывая какие-то преграды, или обосновывает, почему это делать не стоит. И в этом некоторая есть и гармония, что я прежде, чем побежать, успеваю подумать, а что там будет, и все равно эта движущая часть, которая говорит «бежать», меня вынуждает двигаться, а та, которая замедляет, она помогает замедлять мое движение настолько, чтобы я успевал реагировать на внешний или внутренний мир. То есть, с одной стороны, это и недостаток, что есть диалог такой внутренний, но, с другой, — это большая сила.

— Женя, спасибо большое. Был очень рад с тобой в очередной раз встретиться. С вами был Владимир Курсов.
Читайте также: