ТРЕНИРОВКИ С СОБСТВЕННЫМ ВЕСОМ — КЛЮЧ К ЗДОРОВЬЮ И ГАРМОНИИ.

Интервью с Юрой Сдобниковым
Владимир Курсов: Всем привет! Меня зовут Владимир Курсов. Я основатель первой Школы Альфа Гравити. Специально для проекта Гравити Гуру мы пришли в гости к Юрию Сдобникову в замечательную студию «Fit for Friends». Йоу! Юра, привет!

Юрий Сдобников: Привет!

Владимир Курсов: Моя сегодняшняя соведущая Людмила Саковская — спортивный блогер. И сегодня Юра нас очень круто погоняет на своих TRX петлях.

Мила Саковская: Тренажер TRX выглядит довольно просто и компактно. Он состоит из двух строп с захватами и двух карабинов. И зачастую из-за того, что он выглядит так просто, он недооценен многими спортсменами, хотя изначально он был придуман для тренировки американской армии.

Юрий Сдобников: Да, для военных. В 1997 году.

Мила Саковская: Так что, Юра, у тебя сегодня очень большая миссия: убедить наших зрителей, что такое отношение к TRX это несправедливо.

Юрий Сдобников: Честно говоря, я давно занимаюсь спортом, где-то с семи лет. И более эффективного, удобного тренажера я в жизни не пробовал. Я пробовал и железо, пробовал и собственный вес, и много всего. Это незаменимый тренажер. В чем его незаменимость?
Первое: он удобный. То есть он занимает [совсем немного] места в сложенном состоянии, его можно брать с собой. Можно прикрепить к дереву, можно к турнику, есть специальные крепления для дверного проема. Демонстрировать не будем, все понятно. Оно в любом комплекте есть. Кулак вставляется, закрываются двери и можно заниматься дома когда угодно.
Здесь есть большая вариация упражнений и сложностей упражнений. На нем могут заниматься как бабушки (это не шутка, действительно бабушки могут на нем заниматься), и есть упражнения настолько сложные, что я не могу их выполнять, и многие люди не смогут выполнять их в принципе.

Мила Саковская: Юр, я с системой TRX познакомилась примерно года четыре назад, когда поехала отдыхать на Бали с друзьми. И у нас в компании был один мальчик — профессиональный спортсмен. И он не мог на 20 дней остаться без комплекса тренировок. Неизвестно, пошел бы у него серфинг, поэтому он сказал: «Так, всё, не паримся, я беру с собой какие-то петли TRX». Я не поняла тогда что, какие петли. Потом мы приехали на место, он прицепил вот эти вот веревочки и, собственно говоря, показал, что это такое и как с этим работать. Как ты с этим познакомился и кто был твоим первым тренером?

Юрий Сдобников: Я познакомился самостоятельно, без тренера, сразу скажу. Я увидел в интернете, это было где-то четыре года назад. И с тех пор я с ними не расстаюсь. Тогда я уже занимался активно, естественно, спортом, но не вел тренерскую деятельность как таковую, по крайней мере, с силовыми упражнениями. Дальше я начал тренироваться с Денисом Сливкиным. Вова с ним знаком. Вот. В данный момент он также является тренером в нашей студии и моим близким другом. Я начал тренировать его и еще часть своих друзей.

Владимир Курсов: Тренироваться «на кошечках».

Юрий Сдобников: Да, тренироваться начал «на кошках». Дальше уже у меня появился опыт, я изучал новые упражнения, часть их я придумывал сам. Делать это правильно позволяло медицинское образование, которое до сих пор у меня осталось.

Владимир Курсов: Его-то не пропьешь, медицинское образование. И никуда не денешь.

Юрий Сдобников:
Как ни пытался – нет вообще.

Владимир Курсов: Сидит глубоко и никуда не уходит. Медицинское образование!

Юрий Сдобников: Да, и я потом, соответственно, всё больше и больше углублялся, и дальше у нас всё это сформировалось в более широкий круг заинтересованных лиц. Я никогда не делал никакой рекламы, до сих пор ее не делаю. У нас просто сформировалась группа заинтересованных людей и продолжает нас посещать. Пока с удовольствием.

Мила Саковская: Отлично. Ты сказал про свое медицинское прошлое. А какое-то спортивное прошлое? Может быть ты профессиональный спортсмен?

Юрий Сдобников: Да, я кандидат в мастера спорта по скалолазанию. С семи лет занимался скалолазанием, занимался тренерской деятельностью в этой области. Сейчас сам скалолазание не практикую профессионально, но тренирую, продолжаю тренировать, делюсь опытом. Также с прошлого года я занимаюсь по биатлону. И в легкой атлетике тоже там разряды какие-то у меня тоже есть. Типа марафонской дистанции, да, но без высоких разрядов. А сам я травматолог-ортопед, то есть считаю физическую культуру неразделимой частью здоровья человека. Заинтересованность в нашей «Группе здоровья» — так называется наша организация, которая долгое время, вообще несколько лет была без названия… Все привыкли к брендированию, поэтому что-то пришлось придумать – я придумал «Группу здоровья». Такое название понятно всем. Вот. И, в общем-то, моя основная цель — это действительно здоровье. То есть меня мало интересна круглая попа, большие бицепсы, сжигание жира. Всё это. Я считаю, что при правильных тренировках, правильном питании всё: попа, бицепс и жир, — всё встанет на свое место. То есть я за то, чтобы мышцы всего тела были проработаны, чтобы нагрузки были дозированы правильно, что, увы, не часто происходит у любителей-спортсменов, особенно самостоятельных. И тренера тоже, опять же, увы, далеко не все осведомлены в том, как наш организм работает. И со стороны физиологии также требуется больше развития. Все привыкли ушатываться. Все считают, что чем сильнее мы себя на тренировке «уничтожим», тем это полезней будет. Не совсем так. Если наш организм имеет определенную, назовем, толерантность к физической нагрузке, да, то есть восприимчивость к нагрузке. То, почему я не очень люблю кроссфит, с уважением к нему относясь большинство людей просто насилуют себя на нем.

Мила Саковская: Это на самом деле выносливость.

Юрий Сдобников: Не совсем. Это легко определить, потому что у многих много наколенников на суставах, налокотников, много травм, действительно. И самый, наверно, подтверждающий факт — это то, что тот, кто придумал кроссфит, уже в последние годы сказал, что его не придумывал. Да.

Мила Саковская: Это интересно.

Юрий Сдобников: Есть такой момент, да. И на самом деле (просто поделюсь своими соображениями), я тоже весом занимался, и весил на десять килограммов больше, чем я сейчас вешу, и скажу свое мнение, что по мне, упражнения с отягощением нужны тогда, когда упражнения с собственным весом не приносят должного эффекта. Либо есть, к примеру, какие-то цели... Хотя рост мышечной массы я тоже считаю совершенно неестественной и ненужной целью.

Мила Саковская: Но, тем не менее, если есть такая цель?

Юрий Сдобников: Есть, к примеру, какие-то силовые качества, которые невозможно собственным весом до определенного момента поддерживать. Это касается и подготовки бегунов, и велосипедистов и тех остальных «цикликов», и даже пловцов. Да, вес нужен, но, опять же, когда собственный вес не приносит должного эффекта. Для поддержания здоровья, я более чем уверен, собственного веса и дополнительного оборудования, естественно, этого достаточно.
Работая со своим весом, ты развиваешь, чувствуешь тело.
Мила Саковская: Ну, а так как система, мы уже говорили, выглядит довольно несложно, и, наверное, не требуется какого-то невероятного бюджета, многие захотят в домашних условиях самостоятельно заняться TRX. Как ты к этому относишься? Или все-таки нужен бдительный присмотр тренера за всем процессом?

Юрий Сдобников: Мое мнение такое: сначала техника, независимо от того, какой навык ты приобретаешь — бег, велосипед, плавание. Техника, потом уже, соответственно, объемы и самостоятельные упражнения. Если техника неправильная — работают не те мышцы. Неправильная техника и дыхание, к примеру, работают не те мышцы, соответственно, польза может быть относительна. И именно поэтому я не очень люблю упражнения с отягощением, потому что можно нанести себе вред намного проще с весом. И когда ребята покупают себе абонемент в фитнес-клуб, на тренера денег у них нет, или они не хотят выделять, они приходят и начинают делать всё сами. Это в итоге часто приводит к тому, что люди просто тренируются не методично.

Мила Саковская: Нет результата.

Юрий Сдобников: Да. То есть все-таки тренировка — это инвестиция нашего времени в здоровье. Соответственно, здесь просто часто бывает либо вхолостую, еще чаще бывает в минус своему здоровью. Да, здесь он достаточно простой тренажер сам по себе, но упражнения далеко не простые, поэтому и техника бывает действительно сложна. Поэтому я рекомендую походить либо в группы или в идеале позаниматься персонально несколько занятий. И дальше — есть ребята, которые занимаются самостоятельно, есть дома петли. Они знают все упражнения как правильно делать. Я в этом уверен. Я пишу им… там отдельный план, где есть ряд упражнений, сколько выполнять каждое, между ними какое восстановление и так далее. То есть это рабочая схема, но я должен быть уверен, что человек выполняет правильно.

Мила Саковская: В том-то и дело, что в домашних условиях мы не редко забиваем на тренировки, поэтому есть смысл ходить все-таки заниматься с тренером.

Юрий Сдобников: Действительно, да. Помимо того, что мы забиваем, качество тренировки всегда будет выше, когда работает тренер. Потому что организм наш создан так, что мы будет себя щадить так или иначе, особенно когда мы одни. Отвлекающие факторы в виде компьютера, телефона, покушать, еще чего-то. Поэтому тренировка всегда, даже в группе, всегда будет работа качественнее. Но группы я люблю меньше, потому что все люди разные, у всех разная подготовка. Поэтому приходят в мини-группы, максимум семь человек, и все-таки я стараюсь подстраиваться под каждого. То есть я могу дать разные упражнения группе или разные его модификации в зависимости от подготовки. Вот так же я обязательно всех опрашиваю предварительно, с кем-то по необходимости встречаюсь лично, могу не допустить в группу, если у человека есть, например, какие-то жалобы на здоровье.

Мила Саковская: Как раз следующий вопрос по поводу ограничений.

Юрий Сдобников: Да, учитывать то, что, как я сказал, у меня в первую очередь оздоровительная нацеленность тренировок и вообще всей организации, я считаю обязательным наличие относительного здоровья, то есть отсутствие жалоб на боли в тех или иных суставах, отсутствие противопоказаний к занятию спортом и высокоинтенсивным тренировкам. Только в таком случае я могу человека допустить в группу. Если не, либо предварительная консультация, либо в идеале предварительная персональная хотя бы одна тренировка, чтобы знать, что человек делает. Потому что есть люди, которые 35 лет щелкают телевизор дома это самая большая нагрузка из тех, которая в их жизни была. Они приходят, их в группы брать просто нельзя, потому что это будет тот вариант, когда человеку нагрузка плохо пойдет.

Мила Саковская: И еще такой вопрос. Как я сказала, я четыре года назад узнала про петли, но сказать, что я стала интенсивно ими пользоваться — это не правда. Тем не менее, в тренажерном зале у нас есть такой тренажер TRX, и иногда мой тренер добавляет в общую программу какие-то упражнения. Как ты считаешь, разумно, рационально это, или нужно полноценную тренировку TRX?

Юрий Сдобников: Опять же, как я сказал, в тренажерном зале ты, скорее всего, используешь вес с отягощением.

Мила Саковская: Нет, я и имею в виду как раз петли TRX. Мы в обычную программу с силовыми упражнениями иногда добавляем.

Юрий Сдобников: В обычную программу с тренажерами и отягощением — почему нет?

Мила Саковская: Для разнообразия, чтобы мышцы не привыкали.

Юрий Сдобников: Да, но здесь же всё равно… Например, сначала делать приседания с весом, с 80 килограммами прессик сделать, потом сделать TRX и выпады, сомневаюсь, что это будет эффективно, потому что, понимаешь, это совершенно разная работа, во-первых. И я считаю, что, естественно, важно дозировать нагрузки и виды нагрузок тоже правильно. Я считаю, более оправданным было бы сделать тренировку, например, с петлями. Я уже объяснил свою позицию на счет вообще веса и тренажеров, когда ты садишься и думать не надо. За это я очень люблю TRX — надо много думать. Тренажеры, я считаю, созданы для того, чтобы их нужно было бы поставить в фитнес-клуб. Тренажера у тебя дома нет — ты платишь бабки фитнес-клубу. Это, скажем, бизнес-схема больше. То есть они, так сказать, притупляют сообразительность. И когда мы садимся и знаем, что наши ноги будут ездить только вот так, и смотрим телек при этом, работа гораздо менее эффективна.
Есть даже исследования на росте мышечной массы: одни и те же атлеты один и тот же примерно вес тягали, одни думали какой мышцей, с помощью каких мышц они толкают, делают упражнения, например, жим лежа, а другие думали просто о стороннем, либо смотрели телевизор. И у тех было достоверное увеличение к прибавке мышечной массы, у тех, кто думал, какими волокнами и группами мышц они приводят в движение эти упражнениями.

Мила Саковская: Конечно, человек концентрируется на упражнении.

Юрий Сдобников: Да, здесь как бы степень концентрации высокая. И иногда тренировки бывают... без обиды, видно сразу, кто привык много думать и сконцентрирован, а кто рассеян. Плюс я даю круговые упражнения иногда. То есть я даю по три упражнения, они идут подряд, потом перерыв, потом снова идет круг. Иногда я даю всё время разные упражнения, предварительно показав их, потом ребята делают. То есть приходится еще и запоминать, что я считаю тоже очень важным.

Владимир Курсов: На TRX можно прокачать не только мышцы, но и голову.

Юрий Сдобников: Мозг, да. Здесь есть координация. Много упражнений действительно работают именно с вестибулярным аппаратом, что тоже очень ценно. То есть это нам пригодится и на улице, когда скользко и мы идем с пакетом из «Ашана» и можем завалиться. Если вестибулярный аппарат натренирован, то, естественно, произойдет с меньшей вероятностью.

Мила Саковская: И один очень такой трепетный вопрос. Ходят ли к вам на тренировки женщины с целью похудеть? И какие результаты?

Юрий Сдобников: Не секрет, что наши тренировки посещает в 90% женское население. Сложно сказать, с чем это связано, наверное, с тем, что они больше заботятся о здоровье, наверное — первое. Второе — хотят похудеть. Не исключаю этого. Третье — то, что мужчины думают, как ты сказала до этого, что это легко. И я вижу: несколько ребят ходят, я вижу, что здоровый парень, и вижу, что работает с железом. Приходит такой, ростом с меня, 100 килограмм, крепкий парень. Они «умирают» первыми. Они «умирают» в хорошем смысле. Лужи пота, и он просто ходит: «Как? Вот эти веревки меня и вот так вот?». То есть некоторые даже не готовы с этим смириться, больше не приходят. Некоторые приходят и видно результат, видно, как он начинает чувствовать свое тело. Еще один минус железа — что ты не чувствуешь его, не со своим весом когда работаешь. Эта сила, ты не туда ее прикладываешь. Здесь, когда со своим весом, ты развиваешь, чувствуешь свое тело и с ним работаешь. На улице или в быту ты будешь со своим телом в первую очередь работать. Поэтому для жизни, мне кажется, гораздо больше пригодится.
А по поводу борьбы с лишним весом, да, я консультирую ребят и девушек по питанию, считаю это неразделимым. Неправильно, что только питание нужно, неправильно, что только тренировки. Всё в купе дает свой эффект. Опять же, это эффект, если преследовать похудение — не совсем верно. При, опять же, правильных тренировках это эффект повышения уровня здоровья и, соответственно, нормализации соотношения жира и мышц.

Мила Саковская: То есть это не быстрый какой-то эффект, моментальный, а с течением времени.

Юрий Сдобников: Всё, что быстро, потом быстро теряется. Поэтому любая диета, которая сокращает калорийность дневного рациона, она приводит всегда к срыву, потом человек наберет, как правило, больше.

Мила Саковская: То есть ты меняешь человеку образ жизни?

Юрий Сдобников: Да, по большому счету я многим пишу тренировочный план на неделю. В тот день делать это, есть вот это. Я очень редко пишу план: утром гречку, яйца вечером после тренировки, компот в обед. Я такого не делаю. Я не трачу на это время. Я человеку объясняю, как правильно питаться, почему так, как правильно считать продукты, какие надо добавить суперфуды и всё остальное. И он уже сам дальше это делает. Зачем ему платить лишние деньги каждый день, чтобы я ему написал: гречка или компот. Я не вижу в этом смысла.
Спина болит у 100% людей.
Владимир Курсов: Раз уж у нас зашла речь как раз о клиентах, расскажи, пожалуйста, вот люди, которые приходят к тебе на тренировки, это люди с какими ценностями? Что они ищут и получают в итоге, в результате занятий у тебя?

Юрий Сдобников: Опять же, каждый приходит со своими целями, поэтому я даже не у всех интересуюсь, как правило. Потому что поток сейчас увеличился, но так или иначе я непосредственно со всеми хотя бы частично веду общение. Я общаюсь с ними, я интересуюсь людьми. И я для себя вижу то, что они чувствуют себя лучше, чувствуют, что стали сильнее, например, в быту — чтобы поднять что-то и так далее. Кто-то действительно теряет вес при правильных и системных тренировках и соблюдении рекомендаций по питанию. Я вижу то, что люди себя после тренировки прекрасно чувствуют.

Владимир Курсов: А вот вопрос: почему они сюда пришли? И кто эти люди, которые ходят на вот такие тренировки, как у тебя? Чем они отличаются от обычных людей, которые сидят вечером на лавочке и пьют пиво?

Юрий Сдобников: Здесь про пиво вообще как бы отдельный разговор, мне кажется. У каждого своя система мотивации, у каждого своя осознанность. Если говорить о пиве, или выбрать, там, 400 рублей потратить на пинту пива в хорошем пабе или 400 рублей потратить, прийти ко мне на тренировку. Я не могу, так, скажем, категоризировать тех людей и объяснять, почему один делает это, другой — это. В общем-то, относительно понятно.

Владимир Курсов: А вот те люди, которые к тебе приходят, почему они спорт выбрали? Меня интересует с точки зрения: поменялось ли какое-то отношение сейчас у людей к спорту?

Юрий Сдобников: Вообще, да. Интересная тема.

Владимир Курсов: Возможно, для них стало интересней заботиться о своем здоровье, и это такая более глубокая ценность, которую они осознали, и поэтому они пришли именно к тебе, и занимаются у тебя спортом?

Юрий Сдобников: Интересная тема вообще глобального, так скажем, повышения процента населения, занимающегося спортом. Это важно. Но, например, посмотреть 2015 год — Роспотребнадзор выдает цифру: 11% населения занимается с какой-то периодичностью постоянным спортом. Это Россия. Норвегия, просто по секрету, — 50-60%. 2016 год, наверное, стал лучше. 2017 год, скорее всего, еще больше. Но, как я уже сказал, важно как ты занимаешься. Выбежать на улицу с непонятной обувью, в тапочках, без пульсометра, с фиолетовым лицом прибежать домой…

Курсов: Купить себе миниск [показывает на свое колено].

Юрий Сдобников: Я не имел в виду тебя.

Владимир Курсов: Я именно так и делал.

Юрий Сдобников: Это не есть спорт. То есть, понимаешь, нужно еще разделять качество занятия спортом. Люди приходят ко мне, честно скажу, за качеством. Мы уделяем огромное внимание технике, я уделяю огромное внимание дозированию нагрузок, что даже в TRX студиях, без обид, не всегда происходит. Потому что я интересуюсь у тех ребят, кто ходил в другие [студии], естественно. Сравнительный анализ.

Владимир Курсов: Скажи мне, пожалуйста, кстати, такой еще интересный вопрос. Я смотрел (мне стало просто интересно), насколько быстро можно получить звание инструктора TRX? И я увидел, что сейчас есть обучение: ты приходишь, и буквально за два выходных дня тебе дают всю базу, и ты уже можешь вести тренировки. Насколько это вообще оправдано?

Юрий Сдобников: Скажу честно, чисто юридически, ты можешь вести тренировки без сертификата.

Владимир Курсов: Ну, это понятно.

Юрий Сдобников: То есть нет [требования наличия] сертификата юридически. Не может никто прийти, какой-то «Надзор TRX» и сказать: «О, ты ведешь тренировку незаконно». В общем-то, это больше для тебя или для какого-то фитнес-клуба, который требует от тебя его. Но если ты реально круто ведешь тренировку, то вообще никому не нужны твои сертификаты. И если у тебя реально хорошие знания, ты знаешь механизм движений, и мышцы как работают.

Мила Саковская: В любом случае нужно быть бдительным. Смотрите сертификаты.

Владимир Курсов: Как вообще занятия TRX влияют на уверенность в себе людей, которые приходят и занимаются? Заметно ли это изменение, да? И как другие люди стали относиться к тебе после того, как ты стал тренером именно TRX? Есть ли в этом какая-то такая своя фишка, особенность?

Юрий Сдобников: Здесь ты много спрашиваешь про наши тренировки TRX. Скажу честно, помимо TRX мы используем другие приспособления: резиновые петли, балансировочные платформы, упражнения без каких-либо вспомогательных тренажеров с собственным весом (планки, выпады, лодочки и всё остальное), естественно, растяжка, используем роллеры массажные. Я еще последнее время каждую тренировку 5-7 минут после каждой тренировки, после силовых тренировок, уделяю массажную компоненту и растяжке. Тоже считаю это важным, и ребята реально учатся делать самомассаж, покупают роллеры и массируются дома. Это реально повышает качество жизни. А то, что ты сказал: какой эффект ребята чувствуют…

Владимир Курсов: Чувствуют ли они большую уверенность в себе?

Юрий Сдобников: Уверенность — конечно. Если ты чувствуешь себя более здоровым, чувствуешь себя более сильным, у тебя не болит спина и так далее… Спина болит, по статистике неврологии, у 100% людей. У 100%! У них реально меньше болит спина, либо они, по крайней мере, занимаются профилактикой того, чтобы у них она не заболела, что тоже важно. А что по поводу уверенности, — конечно, люди чувствуют себя более уверенно. Это видно. Конечно, не все со мной делятся, и у меня нет времени каждого после тренировки спрашивать: «А какие у тебя эффекты получились?». Мне, конечно, интересно. Кто ходит длительно, некоторые сами со мной делятся, но, сам понимаешь, люди чаще в этом более закрыты, но у кого-то, конечно, я спрашиваю лично.

Мила Саковская: Ну, просто это видно даже по человеку.

Юрий Сдобников: Конечно. И я не вижу, так скажем, отрицательные какие-то отзывы. Тренировки, рано или поздно, достаточно сложные, силовые, они могут приводить к травмам. У меня за два года, что я веду тренировки, очень низкий травматизм. Я считаю, что это крайне важно.
Я люблю понятие «физическая культура», и слово «культура» мне очень важно.
Владимир Курсов: Скажи, пожалуйста, какие физические, так сказать, потребности организма удовлетворяет человек, когда приходит заниматься на тренировки TRX? И второй вопрос, следующий из этого: может ли спорт и TRX в частности удовлетворить какие-то духовные потребности обычного человека?

Юрий Сдобников: С физическими потребностями чуть проще дать тебе ответ на этот вопрос. Личные потребности у каждого разные на самом деле. У кого-то просто повысить качество жизни, у кого-то — убрать слабость и сонливость, к примеру. У другого — чтобы, как я уже сказал, увеличить банки и ягодичные мышцы.

Мила Саковская: То есть это возможно?

Юрий Сдобников: Это возможно, да, действительно. Но у меня заинтересованность первоочередная — это повышение общего уровня здоровья, повышение качества жизни и, соответственно, там, для кого-то, может, нарастить ягодичные мышцы. Я люблю понятие «физическая культура», и слово «культура» мне очень важно. Я учу ребят, как правильно общаться и вести себя во время тренировки в том числе. Не ругаться матом, да, потому что порой бывает сложно, и бывает, разные слова произносят, особенно на упражнениях на пресс, как показывает практика. Потому что они, действительно, сложные с петлями. То есть, в общем, учу правильно пользоваться своим телом. На самом деле это очень важно, потому что все проблемы, по большому счету, со здоровьем именно из-за этого у нас и происходят. То есть я делюсь своим опытом: не переразгибать, например, коленные суставы, не приседать глубоко на корточки и так далее, какие при этом упражнения исключить (потому что их делают почти все).

Владимир Курсов: Согласен ли ты с утверждением, что наше тело и наше сознание — это часть единого целого, и повышая свою физическую культуру, мы также повышаем и наш духовный багаж, который каждый человек несет, и тем самым, занимаясь спортом, ты повышаешь свой духовный уровень?

Юрий Сдобников: Конечно, я с тобой соглашусь, потому что и тело наше физическое, и тело наше духовное, и мыслительное — это неразделимые части. И должен быть баланс. Часто у людей, которые много думают, много занимаются практиками медитативными и так далее, но у них редуцирована физическая активность — это, естественно, дисбаланс. Нужно сбалансировать три составляющие: духовная, физическая и мыслительная. Я отвечаю за духовное, наверное, в меньшей степени. На своих тренировках у меня всего 60 минут, как правило, есть. Но я всегда даю на расслабление упражнения после всех силовых, различные упражнения на растяжку, дыхательные упражнения. Это тоже физические компоненты скорее, но и духовные тоже здесь, я думаю, присутствуют.

Владимир Курсов: И, естественно, мне — человеку, который занимается и преподает Альфа Гравити — интересно услышать твое мнение как тренера TRX, о системе Альфа Гравити. Ты был у меня в студии, пробовал висеть. Насколько ты считаешь Альфа Гравити интересным, как отдельный вид спорта? И второй вопрос: можно ли совмещать Альфа Гравити с TRX, стоит ли нам обратить внимание на какие-то упражнения в TRX, которые бы мы смогли внести к себе в занятия Альфа Гравити?

Юрий Сдобников: По поводу Альфа Гравити. Вообще, это интересный вид активности. Почему я считаю его не очень полезным? Любая активность, она может быть полезной для тела, может быть не полезной. Нейтрального ничего не бывает. Как нельзя остановиться на развитии — ты либо развиваешься, либо деградируешь. Поэтому, попробовав это и понимая, что происходит, скажу, что слишком много подвесного компонента. Когда ты весишь все время, мышечного тонуса при этом нет, при этом происходит растяжка. Скажу честно, что большинству девушек, процентам 90, растяжка не нужна. У нас организм создан так, вообще в популяции нашей. В спорте глобальная ошибка — то, что мужики все в основном качаются, а девушки все тянутся (ходят на стретчинги, на йогу). У девушек дефицит мышечной массы значительный по сравнению с мужчинами. И девушки должны делать силовые упражнения с минимумом растяжки, а мужчины — меньше силовых, и больше тянуться. У нас всё наоборот: девушки боятся накачаться, что у них вот такие вот банчелы будут на ногах, а мужики все не могут повернуться, стаканы сшибают руками. Поэтому Альфа Гравити в этом случае, если делать его более полезным для тела, [нужно] больше силового компонента. Потому что, как я говорил, ты весишь, крутишься, и в итоге это приводит к гипермобильности суставов, особенно у девушек, которые и так гипермобильные. Им это, более того, может быть противопоказано, гипермобильность после определенного уровня приводит к тому, что ты превращаешься в, как я это называю, мешок с костями. И если нет достаточного силового компонента, тянуться просто я не рекомендую. И тянуться можно всегда только после силовых упражнений.

Владимир Курсов: Понятно. Скажи, пожалуйста, тогда какие силовые элементы ты бы рекомендовал нам добавить для того, чтобы как раз в этом смысле сбалансировать систему. Перед теми же упражнениями на растяжку какие силовые можем добавить?

Юрий Сдобников: Здесь, опять же, смысл в том, что в Альфа Гравити ты всё время находишься в подвешенном положении.

Владимир Курсов: Нет, сейчас мы уже ушли от этой системы. Мы сейчас сделали, кстати, работу с двумя веревками в таком относительном полуподвесе. И у нас теперь лента регулируется. И в этом смысле можно какую-то часть элементов TRX привносить в тренировки. Ты, наверное, был у нас где-то около года назад, да. Мы за этот год систему изменили и добавили туда перед началом тренировки такую работу с полуподвесом.

Юрий Сдобников: Да, я найду время оценить ваши новые улучшения.

Владимир Курсов: Пользуясь случаем, с радостью приглашаем тебя на еще одну тренировку. И будет здорово, если ты со своей стороны дашь какие-то профессиональные советы, от чего нам избавиться, что стоило бы добавить в систему тренировок. Собственно, одна из моих задач в этом проекте — собрать как можно больше информации у таких профессиональных тренеров, как ты, и отрабатывать систему, учитывая рекомендации действительно знающих людей, чтобы в итоге приносила пользу и, скажем, становилось более проработанной система, с разнообразными направлениями. Я думаю, что у нас очень похожая…

Мила Саковская: У вас одинаковая миссия — оздоровление населения.

Владимир Курсов: И это в том числе. Естественно. И мы работаем с подвесными конструкциями, и с гравитацией, собственным весом. В этом смысле наши тренировки очень похожи.

Юрий Сдобников: Большое спасибо за приглашение, я с удовольствием его принимаю. И попробую нововведения в вашу систему. На что еще обращу внимание: когда у вас ноги-руки закреплены, в подвесном положении, часто бывают гиперпрогибы поясницы.

Владимир Курсов: Мы, кстати, убрали это упражнение, животом вниз.

Юрий Сдобников: Да, это стоит убрать, потому что это действительно очень вредно, и особенно когда слабый мышечный корсет, люди складываются буквой «V», и потом это дает очень неприятный…

Владимир Курсов: После, кстати, твоих рекомендаций мы как раз его убрали. Но как промежуточное упражнение [оно есть], то есть человек там не задерживается.

Юрий Сдобников: Да, то есть это основная, так, скажем, рекомендация, чтобы, по крайней мере, людям не приносить какого-то там видимого вреда.

С вами был Владимир Курсов. Беседу помогала вести Мила Саковская.