Мы будем получать один результат —
тот, за которым мы пришли

Интервью со Славой Кедровским
— Всем привет! C вами Владимир Курсов. Сегодня мы находимся в гостях в замечательной студии «Гравитация» у Славы Кедровского. Поболтаем об Альфа Гравити. Слава, привет!

— Привет, Владимир.

— Я долго до вас собирался дойти, и вот это случилось. Вы — вторая студия в Москве, у которой я в гостях с интервью. Расскажи, пожалуйста, где ты познакомился с Альфа Гравити, и чем это тебе так понравилось, что ты стал инструктором такого уровня, которым являешься сейчас?

— Хорошо.

— Вообще твой путь к Альфа Гравити. Насколько он был извилист или наоборот, прям и широк.

— С Альфа Гравити, как направлением, я познакомился на Украине в славном городе Чернигов. Это был 2013 год. На самом деле информация пришла ещё в 2012 году. В новостной ленте в Фейсбуке я увидел картинку из города Луцк, где была открыта первая студия. Увидел картинку, интервью прочёл. Меня впечатлило, что методика является такой интересной. И хотелось бы это дело попробовать. И всё, эта картинка ушла, а запрос возник, что я хочу эту тему на себе испытать. На тот момент я уже в Чернигове открыл студию йоги, проводил занятия, практиковал. И где-то через год ко мне опять приходит информация, что у нас в Чернигове Наталья Валицкая проводит мастер класс по верёвочкам. Верёвочки - Альфа Гравити то есть в народе. Будем говорить верёвочки, чтобы люди понимали, о чём это я. И сам мастер класс проходил на территории летнего кафе, на улице. Прямо на дереве подвесили эти верёвки. И вот таким образом, благодаря знакомым, которые дали мне информацию об этом мастер классе, я попробовал в первый раз, что это такое. И занятие буквально в десять минут, наверное, максимум, меня очень сильно впечатлило, потому что был большой прилив энергии.

— То есть почувствовал ты приход эндорфинов.

— Не просто приход. Когда я опустился на землю, в меня прямо врубил космический поток, прямо через макушку головы, вдоль позвоночника, и выход был в землю. Такой поток сверху.

— По полной словил.

— Меня вштырило очень серьёзно. И я понял, что это то, что мне нужно, на самом деле. По крайней мере в данный период времени. Потому что это расширило восприятие моих йоговских практик. И я понял, что есть некие инструменты, которые позволяют расширить своё сознание более быстро, чем определённые йогические практики. С тех пор мы, не затягивая, с Натальей условились о проведении обучения. И я ездил в Киев к ней на обучение.

— Ты предваряешь мой второй вопрос, кто был твоим первым учителем. Наташа Валицкая в этом году приезжала к нам в Москву, [мы] с Женей Фурмановым к ней ходили на мастер класс. Вообще, Наташа конечно на меня произвела большое впечатление. Она как мастер, как психолог — очень располагает к себе. К сожалению, не имел счастья у неё долго позаниматься. Но один день мы повисели с ней и Женей Фурмановым. Я бы с радостью с Наташей тоже прошёл курс доп обучения. И после этого как в Сочи это всё оказалось вдруг?

— До Сочи ещё был определённый путь, после экспресс обучения у Натальи. То есть было достаточно информации, но в то же время можно было обучаться ещё больше. У меня уже на подходе был семинар по йоге в Карпатах, и мне нужно было уезжать на этот семинар с группой. Но так как я уже научился делать какие-то движения, несколько движений, условно, пять, я быстренько решил в Карпаты ехать уже с верёвочками. Купил верёвочки, всё необходимое оборудование, это практически всё на ходу происходило. И мы уехали на семинар в Карпаты. Йоговский семинар, очень глубокий был пятнадцатидневный ретрит. Все эти пятнадцать дней мы жили в большом доме из сруба, и на балконе (балкон такой просторный, тоже из сруба), на этих балках сруба повесили верёвки и по утрам делали йогу. Днём и вечером мы практиковали уже на верёвках, и были там вечерние медитации. Поэтому все пятнадцать дней желающие занимались ещё верёвочными практиками Альфа Гравити. И так вот в Карпатах произошёл дальше импульс и запрос о том, что это нужно не только мне. Потому что я к Наталье ехал обучаться не с целью открытия каких-то студий изначально.

— Как обычно все в первую очередь для себя, для себя (смеётся).

— Чтобы понять, как работать с телом, что это мне даёт и какие решает вопросы. Но так как [есть] история лично у меня спортивного прошлого, она имеет определённый шлейф. Я в прошлом парашютист.

— О, верёвочки — это для тебя.

— Я когда-то профессионально занимался парашютным спортом, а несколько лет назад получил серьёзные травмы при приземлении, то есть у меня ЧП произошло: парашют сложился, и я с большой высоты упал и разбился. У меня были сломаны третий позвонок, четвёртый, пятый, со сломанными остистыми отростками. И врачи сказали: парень, ну инвалидная коляска — это в лучшем случае для тебя.

Встань, встань. [Слава встает] Вот! Врачи этому человеку сказали: "Парень, инвалидную коляску", а он перед вами стоит. Не то что стоять, даже попрыгать может.

— Да, было такое дело, был такой приговор, но при помощи добрых людей, друзей и терпения — всё-таки я восстановился.

— Всё возможно


— Потихоньку, да. И в принципе это меня привело дальше в йогу. Но вот предысторию зачем рассказываю? Потому что даже занимаясь йогой, я не мог решить какие-то вопросы с телом от полученных травм в прошлом, то есть где-то какие-то блоки возникают, что-то зажимает, спазмирует и т.д. И себя приходится постоянно корректировать через определённые упражнения. То есть, если я день не позанимался, уже не очень хорошо. Практиковал йогу на тот момент я пять лет, когда с верёвками познакомился. Имея определённое знание о своём теле, я реально искал способы и пути, чтобы решить вопрос окончательно с телом, чтобы оно не страдало. С йогой у меня не совсем это удавалось, на 90%. Некорректная практика (так как я тоже в поиске) или чересчур большие нагрузки где-то — приводили к тому, что я либо выпадал из практики, либо получал травмы. Что в принципе накануне и случилось с плечом — не мог вращать рукой практически, делать полный оборот, ни в одну, ни в другую сторону. И чудесным образом после двух занятий на верёвках, через провороты в плечах, кувырки (адская боль, но тем не менее), плечевые суставы молниеносно восстановились. То есть я ложусь спать, утром просыпаюсь, а у меня руки работают. И вот это меня впечатлило — что есть инструменты, которые помогают быстро восстановиться на физическом уровне. Обучаясь у Натальи, я имел запрос личный: держать своё тело в здоровом состоянии. Хотя уже были цели посвятить свою жизнь непосредственно развитию йоги — это хобби, которое переросло в профессиональную деятельность. Я уже начал преподавать, открыл студию. Но, так или иначе, тело требовало ещё дополнительных каких-то методик, механизмов для того, чтобы нормально можно было развиваться в тех же практиках йоги. И вот, позанимавшись в Карпатах, уже пришла мысль о том, что у группы, которая была на семинаре, уже проявился запрос: мы это хотим, нам это нравится, давайте откроем студию. И по возвращению из Карпат в Чернигов, буквально за месяц я открываю студию рядом и по верёвочным практикам, то есть там и Альфа Гравити, и правиИло, и так далее. Потому что до верёвок я познакомился с тренажёром правИло.

— Многие сравнивают, говорят, что Альфа Гравити является именно старославянской практикой, которая заимствовала собственно суть своих инструментов у правИла и так называемого растяжного славянского турника. Что-то можешь по этому поводу прокомментировать, раз уже мы коснулись правИла в том числе? Действительно ли корни Альфа Гравити идут из славянских практик, которыми являются славянский растяжной турник и правИло?

— Моё личное мнение на этот счёт: всё это разделение, все наши вопросы на касающуюся тему, — приводят к определённой дуальности. Мы начинаем делить: чёрное, белое, славянские методики, индийские методики, летающие драконы в школах шаолиня. ПравИло кто придумал и так далее — на самом деле для меня это не очень принципиально, потому что всё, что мы сейчас считаем, что мы придумали, оно уже было. Всё было придумано до нас давным-давно, тысячи лет назад. И любые методики, которые сейчас возникают, они просто преобразуются, согласно времени, в котором мы живём. Понятное дело, через людей, которые получают информацию. Поэтому вступать в процессы обсуждения: или это славянский растяжной турник дал импульс, или дала импульс какая-то методика правИло, или летающие драконы в школах шаолиня до сих пор применяются, либо может какие-то ещё методики, которые применяются, о которых мы не знаем, где-нибудь в племенах используются в джунглях Амазонки — на самом деле это не столь важно. Важно то, что мы имеем.

— Сейчас, да.

— Сейчас, да. Важно, что те знания, которые на самом деле на какое-то время были закрытыми для общего доступа, начинают открываться потихоньку. Когда человечество готово, знания даются. По моим убеждениям, подобные технологии или методики были доступны не всем, так же как йога раньше практиковалась не всеми. В пример поставить можно тот же цигун или любые энергетические практики, которые использовались жрецами, волхвами, мудрецами — то есть теми, кто мог управлять энергией. Но сейчас наступило время, когда знания начинают открываться о тех же секретных йогических практиках, практиках боевых искусств и шаолиня. Также и то, что связанно с верёвками, и о правИло тоже никто не знал лет 20 тому назад, я думаю. Условно, может я по времени ошибаюсь, потому что это была закрытая методика, закрытая техника для общего доступа. Но посвящённые знали, как этим пользоваться, и пользовались.

— Век информации пришёл.

И пришло время, когда человек ушёл от своих истоков, от своей истинной природы начал удаляться в сторону техногенного раскрытия или закрытия, поэтому творец даёт нам сейчас возможность [узнать] подобные технологии, такие, как верёвочные практики, и Альфа Гравити, и правИло, и славянский растяжной турник, и... называйте, как хотите — это не очень важно.

Тело требовало дополнительных методик
— Моё личное мнение, что верёвочки, Альфа Гравити, — не важно, как мы это называем, — это такая универсальная система, которая вбирает в себя любые другие направления. Сюда интегрируется йога, фитнес, сюда можно интегрировать тот же стретчинг. И получается, таким образом, что это реальная эволюционная практика, которая может объединять в себя с одной стороны спорт и с другой стороны восточные практики, и при этом в ней есть определённая философия. В этом существует определённая универсальность.

— Сто процентов. Здесь нет ограничений. Есть тренажёр или тренажёры, как мы видим по шлейфу развития. Изначально это было четыре верёвки, они имели определённую длину и определённую систему расположения друг относительно друга. Но по мере развития данного направления, благодаря тому же Владимиру Езерскому... Володя молодец, если бы не он, я думаю это направление ещё долго бы находилось в спящем режиме. И неизвестно, когда бы оно вышло на поверхность, то есть на общий обзор. Но тем не менее от простого к сложному. У каждого человека есть определённые задатки, то есть, есть определённые творческие потенциалы, определённые ресурсы и направления в жизни. Кто-то занимается йогой, кто-то занимается фитнесом, любым другим видом спорта или гимнастикой. И если тренажёр попадает в руки определённого профессионала или специалиста, который уже так или иначе знает своё тело или своё сознание в тех режимах, с которыми он работает, то применяя, как дополнительный инструмент, верёвки в различных вариациях: вертикально, горизонтально, в скручиваниях, в статике, в гибкости, в движении — как угодно, через исследование мы получаем определённый результат, и таким образом рождаются новые направления. И этот процесс не остановить. И поэтому будет рождаться и уже рождается бесконечное количество методик, это будет развиваться очень и очень много лет, потому что даже от длины верёвки или от места крепления этой верёвки, или от возможности крепления к верёвкам руками, ногами — мы можем получить определённые результаты. Соответственно, имеем мы развитие различных направлений через личный опыт, как бы определённые личности ни хотели дать какое-то чёткое направление развитию верёвочных технологий и практик. Это просто невозможно, потому что эксперимент, исследование никто не может запретить. То есть каждый человек по своей сути рождает каждую секунду что-то новое. Это начинается с мысли. Делая движение, мы получаем определённые результаты. И если этот результат нас удовлетворяет, мы уже делимся опытом. А дальше — больше. И поэтому будет множество школ, это однозначно. Земля — она большая, у каждого народа есть какие-то свои определённые качества, есть температура окружающей среды, есть различные природные возможности.

— Вот, кстати, ты прав про температуру окружающей среды. Я в первый раз попробовал эту всю историю на Пангане у Славы Дьякова и потом, когда приехал в Москву, ходил заниматься в студию. И прямо я помню вот реально разницу. Одно дело висеть на верёвочках в Таиланде, в жару 40ºС, а другое дело в Москве, где намного холоднее, чем в Таиланде.

— Конечно, и так у нас появляются различные новые практики. Т.е. практики, которые работают в холоде, они в жару не будут работать, однозначно, или будут неэффективными, и наоборот. Индусы, когда приезжают из Индии и делают йогу здесь, в этой среде, не понимают, почему тело и сознание, почему энергетические каналы работают по-другому. И так же мы, когда едем в Индию, у нас там практики идут совсем по-другому. Потому что микроклимат играет роль, и, как в любом творческом направлении и энергетическом, нужно снять все ограничения, не должно быть их. Есть может какие-нибудь заданные направления. И они скорее должны иметь место в технике безопасности движения, чтобы не получить травму, если мы говорим про физику.

— Давай продолжим про путь твоего развития как инструктора и преподавателя. Остановились мы на Чернигове.

— Да, в 2013 году открывается первая студия в Чернигове, "МудРА" название, от слова мудрая, мудрость, мудрый. С 2013 года она успешно работает и по сей день приносит пользу людям. Но вот так сложилось, что по мере развития движения в нашей студии в Чернигове, информацию держать не возможно. Были какие-то посты в интернете, и уже в 2014 году друзья из Сочи мне пишут и приглашают приехать в Сочи поделиться опытом по верёвочным практикам. И я оказываюсь в Сочи по их приглашению. И в Сочи открывается студия, мы занимаемся с практикующими йогу, в основном, и с людьми, которые больше склонны к эзотерическим практикам различным. Это медитации, пранаямы — в общем, йоговская среда больше. Но позже население местное в Сочи и приезжие каким-то образом создают условия для того, чтобы информация пошла дальше в обиход самого города. И на территории Гранд отеля «Жемчужина» в 2015 году, летом, я открываю летнюю студию. Как раз там, где Кинотавр проходит ежегодно. И всё лето там проводятся занятия и по йоге, и по верёвочным практикам. Мы там вдвоём проводили занятия с моим сыном Ярославом, который уже взрослый, он подтянулся в эту тему. И популяризация Альфа Гравити и верёвочных направлений (потому что там были варианты и с правИло, и с летучим голландцем для занятий) широко пошла по России, но висели у нас ребята и из Нью-Йорка, из Франции, из Белоруссии, постсоветское пространство перечислять не буду. Потому что отдыхающих было много. И уже из Сочи некоторые практикующие стали моими друзьями. И вот, открыли студию в Челябинске по верёвкам, сейчас там проходят занятия, в Армавире.

Да, я тоже, когда Армавир услышал, был удивлён, потому что это не самый такой продвинутый город, а я так понимаю, что студии там появились чуть ли не раньше, чем в Москве.

— По сути дела раньше, потому что про Москву я даже ещё и не знал, что там что-то есть. В Москве ещё в этот период ничего не было. Но москвичи занимались, и уже были определённые запросы: а вы могли бы приехать, научить, рассказать, показать? Ну и могли бы, если вы будете к этому готовы. Если будет запрос — приедем.

Как раз возникает ещё один из тех вопросов, которые я всегда задаю в ходе интервью. Как ты считаешь, какие направления Альфа Гравити на данный момент существуют? Какое разделение есть, как дальше они будут развиваться? В какую нишу кто будет уходить? Какой твой прогноз на ближайшие три-пять лет?

— Мой прогноз будет субъективным, но самое важное в этом прогнозе — нет никаких ограничений в развитии верёвочных направлений, или гравитационной гимнастике, или Альфа Гравити, или как угодно мы можем назвать. Потому что, применяя свои определённые методики или ключи, кто-то будет довносить, доизменять то, с чем он работает, соответственно будут меняться и названия. Мы не можем привязать всё к одному названию как бы ни хотели, потому что мир очень большой, и людей очень много. И это будет сделать сложно, потому что, занимаясь на одной верёвке, ты получаешь один эффект, на двух верёвках у тебя уже другие работают направления. На трёх, на четырёх — мы получаем разные. Какие это верёвки? Или они динамично работают или статично. Или они резиновые, или ленты с фиксацией, без фиксации. Поэтому направления само собой будут развиваться, и спрогнозировать мы можем только какую-то часть. Фитнес да, потому что в Москве, как только я приехал в феврале, открылась первая моя студия профессиональная - это фитнес клуб. Хотя в августе прошлого года в Москве мной была открыта студия дома у человека, который получил положительный эффект по здоровью, получил исцеление за полтора месяца. Это женщина, 64 года, похудела на 20 кг, благодаря методике, в которой я применял не только верёвки, но и йогические техники. Здесь был комплексный подход: это и питание, и питьевой режим, йоговские упражнения и верёвочные практики. Таким образом, в комплексе мы получили оздоровительный эффект, и по личному умению [устроилась] домашняя студия. Человек занимается самостоятельно в возрасте 64 лет, до этого момента ни разу в жизни не занимался какими либо видами спорта.

Слушай, это уже не в первый раз. Когда мы были в Одессе, я брал интервью у Евы Полуниной, думаю, знаешь её.

— Да.

Меня тоже удивило, Ева мне сказала, что до Альфа Гравити вообще никаким видом спорта никогда в жизни не занималась. Пришла, первый раз попробовала, и через две недели уже настолько почувствовала эффект, что появился какой-то объём мышц. То есть верёвочки работают в этом смысле очень круто.

Человек пришёл на занятие взвинченным, а уходит в состоянии «ом шанти» — полного спокойствия
— Понятно, что сейчас есть большое количество направлений и будет. Как есть разделения: есть фитнес, есть стретчинг, есть истории с эзотерикой и энергетическими практиками, связанными с верёвками. Что бы ты лично хотел развивать, как инструктор, тренер? Я думаю, смело тебя уже можно назвать тебя гуру этого направления. Что тебе интересно?

— До верёвочек я начал заниматься йогой, посвятил этому несколько лет. Йога из хобби переросла уже в жизнь, то есть это образ жизни. И так или иначе, верёвочные практики я сочетаю с йогическими, потому что верёвка — лишь продолжение тела: руки, ноги; продолжение движения. И когда ты находишься в состоянии здесь и сейчас, состоянии концентрации, когда ты регулируешь своё дыхание с каждым движением, когда ты можешь сделать задержку дыхания на необходимое время, как на вдохе, так и на выдохе, — ты получаешь определённые эффекты, как на физическом уровне, так и на более тонких уровнях. Поэтому мне интересно развиваться в этом направлении. Поэтому на базе московского факультета йоги сейчас открыт факультет верёвочных практик, и это направление будет популяризироваться уже в той среде, в которой я нахожусь. То есть среди людей, которым интересны оздоровительные практики. Это не только йога, любые оздоровительные практики. И каждый, кто видит себя творчески в развитии данного направления, может реализоваться и что-то довнести в создание той же методики. Через личный опыт направление будет иметь уже определённую популяризацию. Оно уже имеет в определённых кругах. Также, в личном опыте есть чёткие отзывы и аспекты получения оздоравливающих эффектов, поэтому можно было бы это направление развивать и в целях оздоровления или, скажем так, избавления от определённых болезней, но это уже целительское направление. Оно для меня не закрыто, я иногда эти применяю техники и методики, которые уже освоил, но это сугубо индивидуальный подход. А так, в полной мере для общего доступа сейчас рождается методика, которая, так или иначе, позволяет любому человеку [развиваться] от простого к сложному: занимающемуся йогой, не занимающемуся йогой, — но в духе йоги получить положительные результаты. Это здоровье физического тела, это здоровье психического и эмоционального состояния, это ровное дыхание, спокойствие души и никаких лишних мыслей, медитативное состояние после окончания практики. То есть человек пришёл на занятие взвинченным, а уходит в состоянии «ом шанти» — полного спокойствия. Это прекрасно, это даёт стимул в этом направлении развиваться дальше.

Вот что мне нравится: каждый человек, который действительно… не просто там пару раз повисел на верёвочках и закончил с этой историей, а находит для себя что-то своё и может развиваться, — развивает направление соответственно в ту сторону, к которой он сам больше тяготеет. Поэтому мне кажется, что я, как человек, принадлежащий к истории про медиа маркетинг, рекламы, пиар, занимаюсь тем по большей части в Альфа Гравити, что снимаю про это, занимаюсь популяризацией этого направления. Вот только сейчас эта мысль пришла в голову, очень интересно было бы на эту тему поразмышлять.
Ещё к тебе есть следующий вопрос: скажи пожалуйста, как ты думаешь, нужно ли каким-то образом создавать ассоциацию, федерацию, которая бы смогла регулировать вот это растущее направление и издавать стандарты, которые касаются безопасности и обучения инструкторов и тренеров, которые в данном направлении будут потом работать? Готовы ли мы на данный момент к этому и нужно ли в принципе создавать какие-то объединения и направления, по-твоему?

— Объединяться людям, ведущим группы или не объединяться — это личное дело каждого, но, как показывает практика, люди имеют свойство объединяться для того, чтобы получить больший результат, нежели мы можем сделать что-то индивидуально. Но этот процесс является непростым в том, что объединяться [должны] те, кто достиг уже определённого опыта на своём пути. И когда объединяется сообщество творчески уже проявленных людей в данном направлении, тогда не будет возникать излишних споров. Тогда будет рождаться тот замысел, который будет всех объединять. Но на старте (я считаю, мы находимся сейчас ещё на старте своего развития, в начальном состоянии) процесс объединения может быть таким каламбурным в том, что возможно не каждый понимает свою роль в данном сообществе, в данном объединении. Самое важное, чтобы все поняли и творчески реализовались, а не объединились для того, чтобы извлечь определённую выгоду, потому что как только мы ставим цель — процесс личной выгоды, на этом может творчество заканчиваться, это может уводить немного в сторону от истинной цели. Поэтому изначально нужен личный опыт для самореализации. Если такие реализованные личности найдут друг друга и примут решение: давайте объединимся, чтобы усилить свои позиции, если этот процесс происходит, это здорово, тогда этот процесс не имеет смысла останавливать, затягивать, можно это делать. Вопрос: какая цель объединения в одну методику? Это будет очень сложно, потому что если я играю на гитаре, а ты играешь на пианино, как мы можем решить, на чём лучше играть?

Да, вопрос конечно…

— Вот. То есть мастерство у каждого своё, и сложно друг друга будет в чём-то понять, возможны споры. Для кого-то движение одно принесёт пользу, а кому-то это же движение принесёт травму и т.д. Кто-то в растяжке садится свободно, кто-то не может сделать силовой упор; и неизбежен процесс рождения различных методик. Различных методик, соответственно различных школ, то есть к чему мы придём? Мы придём к тому, что так или иначе в мире — не в России, не в Украине — в мире целом, когда будут сформированы, так называемые, мастера своего дела в этом направлении, условия подтолкнут к тому, что возникнет запрос о развитии дальше. За этим запросом будут рождаться обучающие школы, студии, как мы это будем называть, и соответственно, в зависимости от условий, будут рождаться и методики. От направлений, в каких мы развиваемся. Это йогическое, или это физкультурно-оздоровительное, или это фитнес направление, соответственно, и методика будет соответствующая. Это занятия для детей, это занятия для стариков.

Вот сейчас я явно вижу два таких различия глобальных. Это так называемые московская школа и одесская школа. Для одесской школы это больше про, наверное, работу с сознанием, философия, энергетика. А Москва — это больше про фитнес, тело, здоровье. У тебя взгляд тоже интересный, история больше про йогу. Я ещё пока для себя до конца не сформировал, но чувствую, что это какая-то третья альтернатива.

— Я тебе сейчас [расскажу] на примере как раз йоги (ты слово йога употребил), как мы можем выбирать свои направления, как их для себя правильно подобрать. Смотри, слово йога — оно одно по сути дела, но оно имеет множество направлений. Это хатка йога, это кундалини йога, это мантра йога и крийя йога, и много различных направлений йоги. Эти направления йоги рождались очень длительное время, то есть изначально не проявилось в пространстве много разновидностей йоги. Йога была изначально подана как одна система — это единство тела, ума и духа. И практикующие йогу мудрецы, имея определённые личные качества, в конце концов, начали рождать свои направления. Это процесс неизбежный, это творческий процесс. И с момента рождения йоги, как науки, как знания, как системы, подходя к сегодняшнему дню, несколько тысяч лет прошло. Йога получила очень много трансформаций за это время, она очень много раз видоизменилась и получила признание от различных гуру, в различных направлениях. И никто не может сказать: эта йога лучше, а эта хуже.

Они просто разные.

Она просто разная, да, хотя суть несёт одну. Поэтому если мне нужна больше работа с телом, я выбираю одно направление. Если мне нужна работа больше с медитативным состоянием, я выбираю другое направление. Если мне нужна работа с дыхательными техниками, я выбираю третье направление. Но, так или иначе, все эти направления дают результат один — человек получает на выходе то, за чем он приходит. Он получает знания и получает необходимый эффект на уровне тела и на уровне сознания, просто используя различные инструменты. Точно то же происходит и здесь: имея качества одни, человек будет развивать [Альфа Гравити] в одном направлении. Специалист, имея качества другие — в другом направлении. Но на выходе мы будем получать один результат — тот, за которым мы пришли, тот, зачем мы это делаем. Поэтому в Москве будет условно через год десять мощных студий, уже реализовавшихся в конкретных направлениях, и все они будут разные, но назовём мы их, допустим, одним словом (в любом случае они будут разные по своей сути, потому что разные специалисты, разные мастера будут в этих студиях преподавать). И таким образом практикующие, перемещаясь из студии в студию, выберут своё, и будут заниматься своим направлением.
Процесс перегорания — это лишь остановка
Ты прямо чётко попадаешь в концепцию моей мысли о том, что рано или поздно тот человек, который действительно увлечён Альфа Гравити, найдёт свою студию и того тренера, инструктора, преподавателя, который даст то, что он ищет.

— Сто процентов. Потому что здесь передача больше идёт без слов, на интуитивном уровне, на энергетическом уровне. Знаешь, пришёл, увидел, моё, не моё. Это первое. Второе — как человек даёт занятие. Третье — что он вкладывает в это занятие. Ну и пошло-поехало. И поэтому процесс творческий, ещё раз говорю.

А вот скажи, пожалуйста, с профессиональной токи зрения. Первое, ты замечал: человек, который приходит и занимается первые три-четыре занятия, у него эйфория, эндорфины в мозг ударили, всё хорошо складывается. Через какой-то момент этот процесс проходит, и есть определённый пласт людей, которые потом перестают заниматься практикой. Второе, я со многими тренерами общаюсь, есть тренера, которые работают долго, усилено, в течение, допустим, полугода, а потом у них происходит какое-то такое внутренне выгорание, и они по два, по три месяца просто не подходят к верёвочкам. Почему так происходит с твоей точки зрения, и что с этим делать?

— С моей точки зрения так происходит потому, что вырабатывается некий ресурс. То есть люди упираются в стену каких-то ограничений, условно, набора возможных движений или получения определённых качеств энергетических. То есть человек научился делать раз, два, три четыре, пять — и больше не может. Дальше стопор. Он не знает, что сделать дальше, вроде бы уже умею всё. И поэтому без творческого процесса развитие будет останавливаться. Творчество, оно может родиться либо изнутри, внутренним мастером твоим, либо где-то нам нужно внешне получить знания, чтобы развиваться дальше и не останавливаться. И вот как раз здесь — почему я сочетаю эти практики с йогой? Потому что она не имеет ограничений ни в наборе асан, то есть положений тела, ни в наборе методик и техник, как энергетических, так и физических, которые бы останавливали вот этот эффект постоянного набора энергии. Изначально, исходя из того что мы знали и знаем, мы имеем небольшое количество упражнений, какой-то набор. Но когда мы освоили все упражнения практикуемые, то нам становится скучно на каком-то этапе, и поэтому он перегорает. На самом деле это всё заблуждение от незнания. Есть просто отсутствие знаний, как дальше развиться в этом направлении. И вот как раз таки методика Московского университета йоги предлагает концепцию или предлагает вариации методологии использования верёвочных приспособлений и верёвочных практик, верёвочных тренажёров различных; и их будет становиться всё больше и больше, и больше. По мере того, что будет проявляться в мире, либо будет рождаться на базе того же университета путём исследований. То есть процесс творчества в развитии просто бесконечен. Потому что, занимаясь от простого к сложному, стоя сначала на одной ноге, потом на двух, потом руки: одна рука, а потом две, а потом мы с растяжками, потом мы работаем с дыханием, потом мы работаем ещё с какими-нибудь процессами. А потом мы это всё связываем воедино. И если мы двигаемся от простого к сложному, если мы хотим получить какой-то результат на выходе, результат в виде здоровья, в виде силы, в виде гибкости, в виде медитативных состояний или расширения своего сознания — мы уже используем различные ключи. Можно получать быстрый эффект, используя определённые методики, жёсткие практики, условно жёсткие, в кавычках. А можно получать плавные эффекты, очень медленные, но растягивающие длину своих эйфорийных состояний, медитативных состояний. Вот поэтому процесс перегорания — это лишь остановка. Да, мы остановились, нужно подумать. Что мне делать дальше, если я не знаю что мне делать дальше? Нужно значит найти специалиста в той стезе или том пути, в котором мы ещё не были, и пойти по этому пути, если мы хотим в этом направлении развиваться. А останавливаться я не вижу смысла, потому что здесь нет ограничений. Абсолютно нет ограничений. Единственное ограничение — это во времени. Если мне раньше на занятие нужно было полтора часа для того, чтобы кайфануть хорошо по полной, то сейчас мне достаточно тридцать минут. И я получаю те же состояния. Вот и всё ограничение. Я просто высвободил большее количество личного времени для других своих практик и для других занятий. Вот и всё.

Понял. К сожалению времени в обрез. Ты вообще такой интересный собеседник. Я чувствую, что я даже 20 % того, что хотел бы сейчас узнать, спросить не успеваю. Обязательно еще раз мы со Славой пообщаемся, я чувствую, в ближайшее время. Но для первого интервью информации предостаточно. Вообще я столько получил сегодня полезной информации для себя и такое количество идей и новых мыслей ты в мою голову сегодня заронил, что мне после интервью ещё будет много над чем подумать, спасибо тебе большое.

— Я рад, что вы занимаетесь популяризацией здорового, или здравого, образа жизни.

Я тоже рад. Спасибо тебе большое. Отдельное спасибо большое Прохору Корнееву, который в очередной раз выручает меня в этом замечательном процессе популяризации Альфа Гравити. Занимайтесь Альфа Гравити и занимайтесь верёвочными практиками с различными тренерами, инструкторами. И будете каждый раз получать новые положительные эмоции, ловить кайф от всего этого замечательного направления. С вами был Владимир Курсов.

Читайте также: